Новости‎ > ‎

В преддверии байдарок

Отправлено 3 апр. 2014 г., 01:33 пользователем Никита Ширяков   [ обновлено 27 апр. 2014 г., 03:07 ]

    Вспотевшие часы.

Рассказ.  Автор Ширяков Н.И. Река Хопер 2011г.

Посвящается Диме, Даше и Мише, а также остальным моим друзьям, спасибо Вам!

Удивление, шок, адреналин в кровь…

На мгновение я оказался под водой, ледяной водой. Сильное течение заставляло меня изо всех сил держаться за ветки. Мы продолжали тонуть, вода хлынула внутрь байдарки, она весила уже значительно больше, чем я смог бы приподнять.

Страшно вылезти из воды - байдарка неминуемо бы утонула, страшно остаться - легкие начинали спазматически сокращаться от холода...

 

За сутки до этого…

Тяжело оторваться от компьютера, когда никто не мешает тебе им заниматься. Уже вторую неделю я дома один, наедине с кучей заданий по учебе. Делать их, естественно, лень. Чувство долга - единственное, что помогает справиться с собой. На все это уходит куча энергии.

Поэтому я устал. От всего.

Вообще, я придерживаюсь мнения: если чувствуешь, что не надо чего-то делать, то и не стоит. Но сложно верить себе, когда организм запрещает перед сессией сдавать долги.

Кое-как поднявшись из-за компьютера, я отправился на кухню, сделал себе ужин. Поев, уселся посреди комнаты на полу. Огляделся. Вещи в различных комбинациях разбросаны по комнате.

Я люблю собираться за полчаса до выхода (это мне от дедушки, вероятно, досталось). А тут уже второй день складываю вещи в кучи, пытаясь понять, что может сделать мою жизнь на байдарках легче и приятней. По этому поводу купил массу всякой фигни, которая, естественно, не особо желала помещаться в мой рюкзак.

Байдарок я ждал последние полгода, с трепетом вспоминая о прошлых моих приключениях. Но последние несколько дней, апатия, кажется, поработила меня и я не хотел ничего. Мое настроение приподнимал лишь Гауди, который на байдарки не собирался, его ареал обитания находился на жестком диске моего компьютера.

 

Что это?

Байдарки - это совсем другой мир, другая жизнь. От повседневной реальности они отличаются несколькими важными факторами:

- деньгами (тут они ничего не значат);

- связью (в пределах видимости);

- местом обитания (природа);

- да и другими тоже.

Организмом, такой поход воспринимается абсолютно иначе в сравнении с обычной жизнью, а потому, приезжая с байдарок, кажется, что их и не было вовсе. Вспоминая потом свои приключения, чувствуешь себя героем романа, истории, которой не происходило в реальности.


Вместе

Все вместе мы встретились только на перроне Павелецкого вокзала. Всего - двадцать четыре человека:

- Акимова Екатерина

- Гринь Александр

- Бурова Даша

- Буров Дима

- Бурова Галина

- Буров Андрей

- Фомичева Вика  

- Кожевников Антон

- Астафьева Дарья

- Кондрашевич Павел

- Андреева Оля

- Ширяков Никита

- Курзаев Иван

- Курзаева Наташа

- Курзаев Никита

- Елисеев Женя

- Кононова Аня

- Рудова Маша

- Пономаренко Аля

- Жигалова Вера

- Ира Орехова

- Антон Макавей

- Антон Багров

- Елена Фоменко


Поезд

Поезд всегда предвещает нечто хорошее, а если в поезде необходимо еще и ночь провести, то он выступает в роде некого "телепорта" из этой жизни в другую. Тут ты впервые начинаешь чувствовать коллектив, команду, плечо друга.

Пение под гитару, сдобренное парочкой пирожков, здорово подняли всем настроение и мы устремились в путь.

 

Балашов

Обычно немного коробит, когда твой день начинается в пять утра, но поход –

это совсем другая история. Открыв глаза, осознаешь – вот оно, началось!

Не устаю поражаться, сколь однообразными, серыми могут быть города в России. Порой кажется, что и делать там совсем нечего, но в какой-то момент начинаешь замечать интересные особенности. Они везде есть.

Кто-то нелепо разрисовал баллончиком остановку, призывая жителей города бросать пить пиво. Передняя стенка ряда гаражей скосилась и теперь, кажется, более анатомично подходит к форме машин. А одна сторона улицы значительно веселее противоположной.

Так, прогуливаясь и разглядывая окружающий нас мир, мы дожидались машины со снаряжением. Уже привычно забираться под мост, помогать друг другу собирать байдарки, грузить вещи…

Через некоторое время, порядком утомившись, мы погрузились в свои суденышки (а кто-то и в настоящие суда; дядя Саша на своем Соме с электродвигателем не устает удивлять рыбаков).

 

Вода

О! Как описать это ощущение: вокруг тебя – вода, рядом – друг.   И… Спокойствие. Никаких забот и проблем. Где же в наши неспокойные будни вы такое видели? Я – нигде.

Вообще грести – дело не такое простое, как кажется. Необходимо правильно держать весло, делать это синхронно, распределять силы. Да и байдарку правильно надо загрузить. Я чувствовал себя уверенно, мол, не первый год плаваю. То, что Антон, мой товарищ, сидит прямо на каркасной байдарке, а мое весло иногда окатывает его освежающим душем, меня ничуть не смущало.

Быстро рассекая воду, мы неслись вперед, немного покачиваясь, в такт, сильным гребкам. Греет душу, что мы - впереди всех. Пустяк, а приятно. Температура под байдаркой – градусов пять, над - все двадцать пять. Мы посередине, и нам хорошо.

Проплываем мимо деревьев, украшенных причудливой работой бобров. Ну… Тех деревьев, которым посчастливилось после этой работы выжить.

От общей картины идиллии нас отвлекает постепенно нарастающий шум, подозрительно похожий на шум водопада. Данное обстоятельство нас совершенно не устраивало, и было принято решение предпринять разведку.

Выбравшись по дереву на берег, мы увидели следующую картину: недавно бывший тут брод целиком завалило бревнами, а вся река текла через небольшой свободный участок шириной метров в пять. Пообещав себе не плыть в этом месте, мы решили подождать остальных.

Интересно наблюдать за неудержимой водной стихией, порог порождал за собой вереницы водоворотов, а весь поток врезался в берег, принося туда все новые и новые ветки и деревья.

Ждать пришлось недолго. Лена Фоменко на своей Щуке (двухместной надувной байдарке) уверенно приближалась к нам. Заметив, что мы остановились, она тут же почувствовала опасность и встала у берега. Осмотрев порог, Лена решила попробовать пройти его. И вот мы с замиранием сердца уставились на Щуку, которая плавно, лишь немного увеличив на пороге скорость, соскользнула с него и устремилась вниз по течению.

Понятное дело, если прошла Лена, пройдем и мы (меня мало волновал тот факт, что  ускорение у каркасной байдарки в несколько раз больше на порогах, чем на надувной - сказывается глубокая посадка).

Мы в байдарке. Все готово. Мысленно перекрестившись, отчалили. До порога все прошло гладко, но скорость, которую мы набрали из-за течения, казалась нам нешуточной. Нырнув носом вниз, мы перевалились через порог, байдарка выдержала, сердце радостно затрепетало, и в тот же момент с огромной скоростью мы врезались в переплетение веток и стволов деревьев. Байдарка резко перевернулась боком, Антон оказался в воде, что-то хрустнуло, и я нырнул вслед за ним. На секунду оказался под водой, резко вынырнул, Антон, схватившись за ветки, выбрался на ствол дерева. Я собирался последовать его примеру, но единственное, что удерживало байдарку от потопления, была моя рука. Байдарка черпала и черпала все новые порции воды, и становилась все тяжелей. Но отпустить её я не мог: по глупости я загрузил туда почти все палатки. Если бы они утонули, нам негде было бы спать…

Страшно вылезти из воды - байдарка неминуемо бы утонула. Страшно остаться - легкие начинали спазматически сокращаться от холода...

Антон изо всех сил ухватился за байдарку, потянул на себя, она зацепилась за сучок. И хотя теперь уплывать байдарка уже никуда не собиралась, тонуть она все же продолжала. А мне все так же приходилось держать её.

Вниз по течению уже отправились мои водолазные тапочки, как и сапоги Антона, я уже не рассчитывал воскресить фотоаппарат, висевший у меня на поясе. Часы на руке, как и мобильник в кармане, заполнились водой. Из байдарки вальяжно вывалился чем-то забитый мешок. Смирившись с потерями, я, напрягая онемевшие мышцы, повис на ветвях, силы медленно покидали меня. На другом берегу уже стояли наши. Мы предприняли несколько безнадежных попыток вытащить байдарку из воды…

Вдруг через порог перелетела Щука, Дима изо всех сил греб к нам, зацепившись за сук. Он, буквально вылетел из нее, схватился за борт нашего судна и помог мне вылезти из воды. Сложно описать радость, которую мы испытали при его появлении! Дела наши медленно налаживались. Минут через двадцать мы вытащили почти все вещи, а к спасательной экспедиции присоединились Паша и Ваня.

Можно было немного расслабиться, собраться с мыслями. Впятером нам удалось вытащить еле живую байдарку. Мы спасены.

 

 

Реальность

Только на противоположном берегу реальность начала захватывать нас. Дядя Саша загадочно улыбнулся (он уже два раза тонул). Я вспомнил, что фотоаппарат полон воды. А в утонувшем мешке оказалась самая большая и хорошая палатка. Притом еще, Буровы брали её у знакомых, то есть кому-то из-за меня придется извиняться – это очень огорчало.

Я осознал, что потеря собственного фотоаппарата – ничто по сравнению с тем чувством дискомфорта, которое я почувствовал, что из-за собственной самоуверенности я подставил под удар людей сделавших для нас столько хорошего.

В тот вечер все говорили только о происшедшем.

 

Равновесие

На следующий день я плыл с Женей Елисеевым. Не могу сказать, что ему сильно повезло. Из-за бобров, учителей и злейших врагов, все берега были завалены ветками и бревнами. А я, после пережитого, непрестанно кидался на него, заставляя держаться подальше от лишних проблем.

Через несколько часов опасные берега закончились, мы расслабились и гребли неспешно. Начали задумываться о стоянке. Места были красивые, но для стоянки непригодные. Даши и Димы видно не было… Так мы прогребли еще несколько часов, а потом еще… Надежда на скорую стоянку медленно угасала, мы поравнялись с Леной Фоменко и сцепили байдарки, неспешно продолжая двигаться по течению. Пели, правили направление движения, ругались на Дашу с Димой, потом силы закончились. Хорошие места для стоянки мерещились нам везде. Когда мы окончательно отчаялись, на берегу появились знакомые фигуры. Все обиды были забыты.

Тем более, что все те места которые мы видели, Дашей с Димой были проверены и для стоянки не годились.

 

Места

Приплыли мы, вконец замученные ожиданием стоянки и теплого ужина. Потому, по сторонам я смотрел немного, моими основными задачами, было разложить лагерь, набить желудок и отправиться в объятия к Морфею. Что я и сделал.

А вот проснулся, с совсем другими ощущениями и мыслями. Ибо спина почти не болела, а лежать было необыкновенно мягко. Понежившись, насладившись тем фактом, что спать на этой «перине» мне еще одну ночь, собрался на завтрак.

Вывалившись из палатки, я понял, в чем секрет этой «перины»: всю поляну покрывал мягкий ковер из дубовых листьев толщиной сантиметров в пятнадцать. А сразу за нашей дубовой рощей начиналось огромное зеленое поле. Оно вызывало желание умчаться куда-нибудь вдаль. Так как никаких скакунов у нас не было, мчаться пришлось на своих двоих. Поле, очевидно, образованное ледниками, заканчивалось резко возвышавшимися холмами, между ними, находилось что-то белое. Приблизившись, мы обнаружили, что это снег! При температуре в двадцать градусов, я замечу! Началась фотосессия!

Ярко светило солнце, фоном нам служило поле, за которым начиналась дубовая роща, где стоял наш лагерь. Основным реквизитом – снег, из которого мы даже сделали маленького снеговичка. Антон гордо возвышался над всеми в образе Че Гевары, Лена с Дашей вытворяли кульбиты, позируя для камеры. А затвор фотоаппарата работал, не останавливаясь.

Вокруг друзья, природа, солнце, впереди вечер у костра с песнями под гитару, мягкая постель из дубовых листьев и чудные звезды… Такие бывают, только вдали от больших городов – огромные, яркие… Ты стоишь на берегу и мечтаешь, сзади тебя - костер, друзья,  а перед тобой - звезды, на небе и в воде…

Отлично отдохнув, мы отправились дальше в путь. Все происходило так, словно действовал закон равновесия после пережитого стресса. Все было превосходно. Жизнь, текучая, радостная, чувствовалась как никогда. Я ощущал себя героем приключенческого романа. И если после очередного приключения пираты отправлялись на Тортугу, то мы умудрились попасть на остров браконьеров.

 

Выйдя на берег проверить, годится ли место для стоянки, мы обнаружили странные постройки, похожие на каркасы будущих зданий. Обследовав «остров», оказалось, что он соединен с берегом тонким перешейком, и находиться в излучине реки.

А постройки и впрямь оказались каркасами зданий. Надо было только обернуть их пленкой, и тогда непонятное пересечение досок, стволов и веток превращалось в уютную кухню с местом под умывальник, рядами полок, и удобной крытой столовой. Другие постройки превращались в сараи для сушки рыбы и домики, где можно было провести ночь защищенным от дождя и ветра. Чувство, что я нахожусь на пиратском острове, не покидало меня.

Только глубоко ночью мы разошлись по палаткам, спев много хороших песен и вдоволь напившись чаю.

По карте мы определили, что сегодня будем проплывать населенный пункт. Это также означало, что мы проплывем еще и магазин. А вот этого мы никак не могли допустить. Мечты о сгущенке, чипсах, мороженном и газировке затмевали рассудок.

Как только на берегу появились дома, решено было причалить и «исследовать» поселение. Чем и занялась половина нашего коллектива...

Почти в каждой деревне есть свой монумент о погибших во времена Второй мировой войны, вот и сейчас мы обнаружили такой памятник. Постояв около него, зачитали послание будущим поколениям. После чего опросили местных жителей на предмет достопримечательностей и магазинов.

Оказалось, что магазинов здесь было целых три, и все они располагались неподалеку от церкви. Храм оказался впечатляющим для такого небольшого поселения. А в магазинах мы скупили все. Все, что могло испортить нам желудок, никак не могло помочь нам плыть и уж точно не вписывалось в наш здоровый, байдарочный образ жизни. И это при том, что живя в городе, я ничего этого не ем! Но в походе - совсем другое дело.

К байдаркам вернулись с чувством выполненного долга, погрузили продукты и отчалили. Как оказалось, ждать нас никто не стал, а значит, нагонять остальных придется долго.  Предвкушая продолжительное плаванье, уничтожая запасы скупленных продуктов, мы с Пашей разговорились. Как это часто бывает в подобной ситуации – о жизни.

Вот ради чего мы живем? Кто-то ради удовольствия, кто - то придумывает себе цели в жизни, кто-то живет ради других, самые несчастные живут ради денег… Не лучше ли жить ради мечты? Тогда человек осознает, что ему нужно и сколько. И стремится достичь этого… Именно тогда в деньгах появляется смысл, именно тогда они становятся средством, а не целью.

А цель, мечта – что это, откуда её взять? Подумайте, чем Вам нравится заниматься? Не мимолетно, а по-настоящему и поймете, что именно в этом и кроется ваша цель.

Уже темнело и вода с небом начинали сливаться в одно целое. По-прежнему, впереди никого не было видно. Внезапно послышались чьи-то голоса, меня охватил приступ радости, мы их догнали! Однако подплыв к одинокой байдарке, мы узнали, что они отстающие, и сами давно никого не видели. Было так темно, что мы просто боялись проплыть место стоянки. И вот когда начало казаться, что мы уже проплыли наших, с берега послышались крики: «Сюда, мы тут!». Не видно было ни зги, разгружая байдарки, ориентировались почти наощупь. Только опыт и привычка помогли нам установить лагерь. Последние силы были потрачены на установку лагеря, готовку пищи, и на то, чтобы залезть в спальник.

 

Когда шутка становиться правдой

Приятно просыпаться в сосновом бору, особенно в день, который стал классическим «байдарочным» праздником – день рождения Даши Астафьевой. В этот день её не выпускают из палатки, пока все атрибуты праздника не будут готовы. Торт, шарики, развешанные по всему лагерю, ребята, собравшиеся вокруг палатки, и праздничная песня!

Сладко позавтракав (тортом, приправленным сгущенкой) мы решили провести вечером КВН, все разбились по командам и отправились заниматься своими делами, репетировать было решено после обеда. Кто-то пошел гулять, кто-то вешать качели, а кто-то даже купаться.

После обеда развернулась бурная деятельность. И вот сценарии написаны, команды отрепетировали. Мы начинаем КВН!

Никогда его не забуду, более ироничного КВНа я не видел. По сюжету мы показывали сценку о скучающем враче, который решил сначала навредить, а потом лечить. Конкретно мне, по сценке, должны были засыпать лекарство в рот, которым я должен был подавиться. Кто бы подумал, что вместо пустой банки была взята банка с аскорбинками, каждая размером с пятак.

И вот я театрально закидываю голову, открываю рот. Аскорбинка встает точно посреди горла, и я начинаю задыхаться. Говорить я уже ничего не мог, кожа на моем лице начала краснеть. Вокруг все смеются и думают, что я очень реалистично изображаю задыхающегося человека. Из последних сил я прохрипел: «По спине!». Оля вопросительно на меня посмотрела, подумала, и не сильно ударила между лопатками. Каково же было мое облегчение, когда таблетка вылетела у меня из горла, по дороге разрушив всю слизистую. Нормально говорить я не мог еще несколько часов. Сценку пришлось заканчивать молча.

 

Прощание

На следующий день мы должны были грузиться в поезд. Это одновременно и грустно, и радостно. Однако, закачиваются байдарки не поездом, а последним вечером у костра. Когда собираются все-все, и долго, до полуночи, поют песни, пьют глинтвейн и мысленно прощаются с рекой, байдарками, костром и палатками до следующего похода.

Я взобрался на одиноко стоящее дерево и из темноты наблюдал за своими друзьями, за дни похода ставшими мне родными. Как жаль, подумал я, что пережитые чувства и эмоции, медленно будут стираться в памяти. А люди, которые  не были рядом с нами, во время похода, никогда не поймут, почему раз за разом, мы устремляемся на природу, где часто бывает холодно, голодно и мокро.

И тут мне в голову пришла мысль. Я напишу летопись. И когда-нибудь окружающие услышат или прочитают её.

 

Обращение

Цените мелочи, проще относитесь к проблемам, научитесь воспринимать жизнь как сказку, видеть в ней все прекрасное. Дружите, любите и радуйтесь жизни. А еще соберитесь когда-нибудь в поход, экспедицию, на байдарки, устройте что-нибудь безумное. И хотя материально вы не станете богаче, но точно станете лучше духовно. Проснитесь и живите, живите каждую секунду!


P.S.

Когда я тонул, на моей руке были часы, давление было таково, что в водонепроницаемый механизм попала вода. И несколько месяцев после этого разные люди спрашивали меня: «У тебя что, стекло вспотело на часах?». Именно потому рассказ был назван «Вспотевшие часы».

Comments